Версия сайта для слабовидящих  Версия сайта для слабовидящих

ДОБРАЯ ПАМЯТЬ ДРУЗЕЙ И УЧЕНИКОВ О ТИМОФЕЕ САФРОНОВЕ. 

 
Юбилей прокуратуры, ее славные страницы и свершения тесно пе­реплетаются с судьбами людей, которые достойно во все времена несли Тяжкое бремя по обеспечению законности и правопорядка, защиты инте­ресов граждан и государства. Мне довелось со многими работать, знать их деловые и человеческие качества.
 
Особая когорта среди прокуроров - это участники Великой Отечественной войны, о чем я рассказал на страницах «Красного знамени» в мае этого года. В ходе подготовки к знаменательной дате - 70-летию Победы над фашистской Германией – мне хочется вспомнить своего близкого друга и соратника, участника войны, прокурора г. Томска Тимофея Тимофеевича Сафронова. Без этого имени деятельность Органов прокуратуры области в 60-80-е годы прошлого века была бы неполной.
 
Родился он 21 августа 1925 года в с, Старо-Рямово Бердюженского района Тюменской области. Рано лишился родителей, юношей стал трудиться в сельском хозяйстве , познал голод, холод, тяжелый сельский труд, тяготы и лишения. Как и всё мальчики тех лет, мечтал стать защитником Родины, бить врага. В январе 1943 года он был призван в армию, окончил училище стрелков-радистов, а в ноябре стал командиром боевых установок 22-го Гвардейского бомбардировочного Севастопольского ордена Красного Знамени  Полка авиации дальнего действия.
 
 
За годы  войны совершил 57 боевых вылетов.  Бомбили объекты врага на территории Румынии, Венгрии, доставляли различные грузы, оружие Югославской освободительной; армии, антифашистам в  партизанские отряды «сопротивления». Летал Тимофей Тимофеевич на тяжелых американских самолетах Б-25, как правило, по 6-7 часов в воздухе, зачастую подвергаясь обстрелу истребителями и зенитными батареями противника. Вспоминал, как тяжело было получать вести, что с боевого задания не вернулись экипажи  их  полка. А ведь самолеты дальней авиации обслуживали большие экипажи. Но. как говорил Тимофей Тимофеевич «судьба меня хранила». . С горечью вспоминал такой случаи. Командир эскадрильи перед боевым вылетом произвёл замену в экипаже, вместо Сафронова полетел другой стрелок-радист. Через три часа страшная весть: борт сбит, погибли 14 человек экипажа. И такие трагедии в их дивизии случались постоянно. Всю жизнь он интересовался судьбой своих боевых товарищей, вёл активную переписку. С  ветеранами, гордился, что служили авиации дальнего действия под командованием легендарного А.Е, Голованова, в будущем главного маршала авиации, хорошо знал историю авиации.  Помню, как в 1982 году он вместе с супругой Екатериной Степановной ездил на всесоюзную встречу ветеранов дальней авиации. По возвращении много рассказывал о своих товарищах, с которыми общался. В дальнейшем он ездил к ним в разные города, сам принимал их в Томске.
 
Как-то к Сафронову из Кисловодска прилетел однополчанин, адъютант эскадрильи Иван Куркин. Мне довелось воочию наблюдать эту встречу боевых друзей, слушать воспоминания, горькие и забавные случаи из их  боевой юности.
 
Тимофей  Сафронов стал томичом в 1959 году после демобилизации из армии. В этом году мы стали студентами - одногруппниками юридического факультета ТГУ. На момент поступления, ему было уже 34 года, а выслуга у него за счёт боевой  и лётной работы составляла 36 лет. Послевоенные годы службы у него проходили на аэродромах Украины.
 
Представьте себе, как мы, в основном 22-летние студенты служившие срочную службу в армии или заработавшие производственный стаж смотрели на солидного; подтянутого, красивого военного пенсионера Сафронова. Несмотря на то, что только в, 1957 году он получил среднее образование в школе рабочей молодёжи , Тимофей быстро завоевал среди однокурсников авторитет как настойчивый; упорный, добросовестный студент впоследствии закончивший институт с отличием.
 
Именитые наши профессора и преподаватели А.И. Ким, А.Л. Ременсон, В.Н. Щеглов, Б.И. Мелёхин называли его уважительно,  по имени и отчеству. Что уж говорить о нас, его молодых однокашниках. Он был для многих из нас примером как воин, патриот, коммунист и просто мудрый, добрый товарищ.
 
С 1963 года Сафронов  начал работать вначале следователем райпрокуратуры, затем в 1965 году был назначен прокурором Кожевниковского района.  Он быстро и основательно освоил новый участок работы, много трудился,   постоянно бывал в трудовых коллективах, проявлял настойчивость и принципиальность в правоприменительной деятельности.
 
Помню, в связи с тем, что председатель Кожевниковского районного народного суда Е.А. Святский тяжело заболел, председатель областного суда В.Ф. Скрябин поручил мне, члену судебной коллегии по уголовным делам, принять к производству ряд дел районной подсудности и рассмотреть их с выездом в район. В течение месяца я рассмотрел несколько дел , с выездами в села района, государственное обвинение по ним поддерживал Сафронов. Основная проблема была в том, что свидетелей пришлось вызывать из разных мест, транспортная доступность была осложнена снежными заносами на дорогах. Но все вопросы с их доставкой решались оперативно благодаря непререкаемому авторитету прокурора Сафронова, стоило ему только позвонить председателям сельских советов, руководителям колхозов и совхозов.
 
Интересно было наблюдать, как общался прокурор с населением во время перерыва в судебных заседаниях. Требовательность его к поведению различного рода правонарушителей сочеталась с моральной поддержкой слабых и незащищенных, доброжелательностью, к тем, кто впервые осту­пился, нарушил нормы морали и права.
 
Вскоре Сафронов был переведен в областной центр и назначен заме­стителем прокурора Ленинского района, а в 1970 году он уже прокурор Кировского района.
 
Благодаря настойчивости, принципиальности, координирующей роли прокурора Сафронова в Кировском  районе :были достигнуты  заметные успехи в укреплении законности и борьбе с преступностью. По инициативе прокурора области А.И. Князева при поддержке отдела административных органов Томского горкома КПСС, который в те годы я возглавлял, была создана Томская городская прокуратура, и Т.Т. Сафронов был назначен прокурором города. При этом учитывались его твердый характер, настойчивость, эрудиция, предшествующий опыт работы, внимательное отношение к людям. Он быстро завоевал авторитет среди руководителей города, правоохранительных органов, населения. Его побаивались хозяйственники, но уважали за доступность, справедливость и бескомпромиссность в отстаивании интересов государства и граждан.
 
Конечно, были у Сафронова, как у человека с непростой судьбой, ошибки, излишнее упрямство, противостояние в решении различных служебных вопросов с отдельными работниками аппарата, мог испортить долгие нормальные взаимоотношения с коллегами. Правда, оценив завышенные требования к своей точке зрения, стремился в дальнейшем восстановит нормальные деловые отношения с товарищами по работе.
 
Считаю, читателям будет интересно узнать факты, беспрецедентные для органов прокуратуры области. Сафронов - единственный работник, которому четырежды досрочно в порядке поощрения присваивались классные чины: от юриста первого класса до старшего советника юстиции. Много у него и других ведомственных наград. Но самое главное - добрая память его многочисленны друзей и учеников. Вот некоторые отзывы коллег нашего героя.
 
Ю.К. Сухоплюев, государственный советник юстиции третьего класса отставке, заслуженный юрист России, почетный работник прокуратуры Российской Федерации:
-      Мне повезло, что я начинал трудиться в прокуратуре под руководством Тимофея Тимофеевича. У него всегда сочетались высокая требовательность подчиненным с заботой о них. И если я состоялся как руководитель, то старт  этот получил у Сафронова. В дальнейшем, находясь на руководящей работе в сложных ситуациях правоприменительной деятельности спрашивал себя «Как бы поступил здесь Сафронов, мой учитель и наставник?»
 
В.А. Миронов, председатель Томского областного суда в почетной отставке, судья высшей квалификационной категории, заслуженный юрист России
-      Работая в органах прокуратуры следователем, прокурором района  я хорошо знал Тимофея Тимофеевича. Мы брали пример с него, как крепкой профессионала, принципиального и настойчивого блюстителя закона. В те годы мы не только поддерживали служебные отношения, но и встречались в неформальной обстановке. Вспоминаю, как у нас дома супруги Сафроновы пели дуэтом задорные и душевные украинские песни.
 
В.Я. Костин, полковник милиции в отставке:
-      Как начальник Кировского РОВД я всегда ощущал поддержку со стороны прокурора района Сафронова. Считаю его своим соратником по оружию.  Помню, когда Тимофей Тимофеевич со своим заместителем В.Ф. Драчковским появлялись в отделе, следователи и дознаватели подтягивались. Сафронов всегда напряженно работал, был профессионалом высокого уровня. Он для меня не только принципиальный прокурор, но и добрый, отзывчивый товарищ.
 
Была у Тимофея Тимофеевича страсть - любил охоту и рыбалку. Причем на охоту выезжал всегда в Кожевниковский район  и  неизменно брал с собой своих подчиненных и коллег. На охоте с ним бывали В. Драчковский, Л. Цедрик, С. Латышев, Д. Ефимов, А. Волков, В. Миронов и другие. Этой чести   удостаивался и я.  У Сафронова на природе был заведен воинский порядок.  Все имели свои обязанности, подвергались инструктажу. Не скажу, что охота  всегда была успешной, но самым удачным добытчиком был наш шеф.
 
Вечером у костра после принятия «фронтовых 100 грамм» Сафронов по нашей просьбе пускался в воспоминания о своей фронтовой юности. Рассказчиком он был великолепным. Вспоминал многих своих боевых друзей, причем, всегда доброжелательно, с юмором.
 
Было интересно наблюдать ироничный, колкий разговор между Сафроновым и Драчковским. Последний был авиатором, командиром воздушного судна в гражданской авиации. Ну и начинал подначивать Сафронова: «Кто важнее, человек в кабине за штурвалом или стрелок-радист в кабине в хвостовой части?» Я, отслуживший срочную военную службу в авиации в качестве  наземного механика, вступал в разговор, стараясь примирить спорщиков. Сафронов меня обрывал: «Тоже мне, авиатор. Наземник. Это то же, что тыловик : на фронте. Вот ты полетай! Когда кругом трассирующие пули, разрывы зенитных снарядов». Мы поднимали руки. Да эти дружеские колкие выпады никто всерьез и не воспринимал. Обстановка к этому располагала. Расслаблялись: Тимофей Тимофеевич хорошо пел и всегда исполнял знаменитую фронтовую песню М. Исаковского «А на его груди светилась медаль за город Будапешт»: У него была эта награда, которой он особо гордился, так как победу встретил на территории Венгрии.
 
За годы войны Сафронов награжден орденами Красной Звезды, Отечественной войны II степени, медалью «За отвагу», двумя медалями «За боевые заслуги» и многими другими юбилейными наградами.
 
После ухода в отставку с поста прокурора города на пенсию по выслуге лет Тимофей Тимофеевич проводил работу по реабилитации граждан, пострадавших от политических репрессий. Последние годы тяжело болел, сказывались тяжелые военные годы и напряженный труд на страже закона.
 
Дочери Сафронова получили высшее юридическое образование: Тамара - преподаватель вуза, Татьяна работала в прокуратуре, в настоящее время адвокат. Внук Сергей Соколов, как и его именитый дед, окончил юридический факультет ТГУ с красным дипломом, трудится в органах прокуратуры Новосибирской области.
 
Тимофей Тимофеевич ушел от нас семь лет назад, оставив заметный след на земле, его с благодарностью вспоминают многочисленные ученики и товарищи. Я горжусь, что многие годы нас связывали большая дружба, совместная учеба и работа.
 
 

О. ЕРШОВ, старший советник юстиции в отставке.